Конфликт сезона. Действительно ли Серяков выбивал Гончарика?

Фото_1

Подсвечиваем самую мутную историю брестской гонки.

Однозначно – это самый горячий гоночный инцидент не только этого сезона, а нескольких последних. Хотя еще в прошлом году шли споры о честности титула Алексея Бойченко в KZ2. Тогда, напомним, существовала версия, что могилевчанин специально затормозил позже в одном из поворотов финального этапа, чтобы намеренно выбить из борьбы главного преследователя, Михаила Гончарика.

Только в такой сценарий можно поверить с большой натяжкой. Во-первых, Леша сначала влетел в Макса Харина и лишь затем, по касательной, ударил Мишу. Бойченко нужно быть мастером спорта по снукеру на картах, чтобы намеренно провести такой трюк.

Однако брестская история перебила все эти дискуссии. Изменилось место действия, на 50% поменялись участники конфликта. Место Алексея Бойченко занял его тезка, Серяков. И только ленивый в минувшую субботу не заподозрил 27-го номера в нечестной игре.

Для тех, кто пропустил этап или подзабыл – краткое содержание. В Брест Серяков приехал в качестве лидера чемпионата Беларуси в классе KZ2, Гончарик – как догоняющий. Михаилу лучше удались тренировки и квалификации – в «контрольках» он привез сопернику полсекунды. Стоит отметить, что если бы именно Гончарик стал победителем гонки в Бресте, то по этому показателю сравнялся бы с Серяковым – две на две.

Но затем начали происходить непонятные вещи. Уже на старте первого финала Серяков и Гончарик оказались в гравии, хотя стартовали с первого ряда. Во втором заезде Алексей на ровном месте проскакал по спине Михаила – и, по мнению многих видевших момент, со стороны это выглядело как фол последней надежды, как попытка топорно и беззастенчиво «убрать» соперника.

Так действительно ли лидер чемпионата решил прибегнуть к таким крайним мерам? Для того, чтобы это понять, нужно выслушать точки зрения обеих сторон.

Я не хочу сейчас на кого-то наговаривать, – рассказывает главный «пострадавший» Михаил Гончарик. – Посмотрел одну запись с трибуны. Там виден только удар, но как оно что сзади было… Просто почувствовал удар, а потом начали допихивать. Как по мне, так можно было объехать и с левой стороны, и с правой – коридоры были.

Во второй ситуации я выходил из поворота и просто в районе головы что-то прилетело. Я сначала потерялся, если честно. Леша ко мне после гонки не подходил и не разговаривал. Хотя перед первым заездом хорошо общались. А после инцидентов как-то все поменялось.

Кстати, инциденты не только понизили шансы Гончарика в чемпионате, но и отразились на нем самом. Как признался пилот, после первого удара ему пришлось срочно равнять раму – она была загнута со всех сторон. А о втором столкновении сейчас напоминает содранная спина и гематома.

Но и Серякову в субботу пришлось несладко, откровенничает тренер Алексея Серякова Владимир Степанов.

Оправдываться никто не собирается. Алексей – достаточно корректный гонщик, каких у нас мало, – говорит наставник. – Он был очень сильно расстроен, потому что инцидент получился неприятный и некрасивый. Леша себя плохо чувствовал. Еще с самого утра он начал принимать лекарства – то ли отравился, то ли вирус какой-то… Его постоянно трясло. Температуру не мерили, не знаем. Но хотели уже врача вызывать.

Что касается аварии, то да, это неприятный инцидент. Но это гонка; мы все здесь гоняемся, а не занимаемся балетом. Пускай каждый думает, что хочет. Откровенно скажу, что умысла не было – ни в первом, ни во втором заездах. Это стечение обстоятельств. Возможно, сыграл адреналин, болезнь или технические проблемы. Этих «возможно» очень много может быть.

Зная Лешу, он просто себя уважать не будет, завоевав титул таким способом. На самом деле, шумиха раздувается из ничего. Было бы это столкновение где-нибудь сзади, то никто даже бы внимания не обратил. А тут претенденты на чемпионство.

Фото_2

— Была информация, что у Леши в первом заезде закусило газ. Тогда как он смог вернуться на трассу и съехать в закрытый парк?

— На самом деле было заедание педали газа. Зацепилась бобышка на тросике и чуть-чуть ее закусило. Вот ты в статье написал, что, мол, «сначала закусило, а потом откусило». Но прости, ты видел, с какой скоростью он ехал? Он не нажимал даже на педаль газа. Леша говорил, что отпускал педаль, а карт продолжал разгоняться. Поэтому он просто докатывал круг, чтобы сойти.

— Если были проблемы со здоровьем и машиной, то почему вы не снялись с гонки, чтобы не подставлять себя и соперников?

— Гонщики едут и со сломанными руками, и со сломанными ребрами. Я сам точно также ездил на уколах. Это гонка, это борьба за чемпионат. Леша выпил таблетку – ему полегчало. После гонки опять прихватило. Полежал перед вторым заездом – снова отпустило. Покажите мне пальцем спортсмена, который из-за того, что плохо себя чувствует, скажет: «Ай, мне плохо, я не поеду».

— Стоило ли рисковать, если Леша лидировал в чемпионате и на тот момент еще не израсходовал право на ошибку?

— Ошибаешься, борьба за лидерство далеко не завершена. У всех есть шансы. Может, завтра неизвестно что случится, и выиграет господин Гедревич?

Для любителей занимательной математики мы подготовили специальное задание. Если вам интересно, имеет ли «господин Гедревич» шансы на титул, а также какая ситуация в чемпионате перед заключительным этапом у двух главных соперников, то просто посчитайте очки. Худшие результаты высчитываются, если что.

Пилот 1 этап 2 этап 3 этап 4 этап
  Финал 1 Финал 2 Финал 1 Финал 2 Финал 1 Финал 2 Финал 1 Финал 2
А. Серяков 25 25 22 25 22 22
М. Гончарик 16 13 25 22 25 25 14 20
А. Гедревич 22 22 16 18 15 18 25 25

В брестской ситуации неясным остается еще один эпизод – судейский. По мнению специалистов, обе ситуации являлись грубейшим нарушением и тянули на отбор лицензии у Алексея Серякова. Однако не все так однозначно, считает главный судья четвертого этапа чемпионата Беларуси Сергей Галонский.

— Ко мне после инцидента подходил только Марк (Селявко, тренер Гончарика – прим. Kartingzone.com). Я ему сказал: «Если это действительно умышленно сделано – я заберу лицензию». Потом я созвонился с Серяковым, узнал его позицию. В общем, я не поверю, что так тонко можно сделать дважды. А даже если так, то доказать это не получится. Это вообще сложно доказуемо.

Пожалуй, этот конфликт обнажил одну из главных проблем судейства в белорусском картинге – отсутствие хоть какой-нибудь протокольной видеозаписи. Молниеносно принимать решение по моменту, который был в трехстах метрах где-то внизу от судьи на вышке – это не под силу даже стюардам Ф1, которые и так тратят уйму времени на разбор полетов.

Даже десять человек комиссаров в каждом повороте не решат вопрос. Были бы камеры хотя бы на некоторых участках трассы – не было бы спора и обвинений. Отмотали, пересмотрели несколько раз, оценили, вынесли вердикт. Иначе – тысяча и один повод для теории заговора и обид.

Фото_3

Текст: Вадим Зенькевич.

Фото: Артем Куницкий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *